БиблиоВосток в «Иностранке»: Таиланд. О книге «Дети Исана»

28 июля 2021
#1
В декабре 2020 года мы начали путешествие по литературе стран Юго-Восточной Азии в статье «БиблиоВосток в „Иностранке“: Юго-Восточная Азия». Сегодня, 28 июля, в Национальный праздник Таиланда, день рождения Короля Таиланда Махи Вачиралонгкорна (Рамы Х), мы продолжаем знакомство с литературой этого региона и представляем вашему вниманию статью о важной для тайской культуры книге «Дети Исана». О произведении рассказывает его переводчик Юрий Боев.
#2

Азиатская литература

#4

Почему так важно начать рассказ об азиатских книгах?

#5
Российским читателям редко встречаются оригинальные переводы литературы экзотических стран. Многие даже не догадываются об их существовании или наивно полагают, что в этих странах нет литературы.
 
Если в переводах современной литературы Китая, Японии и Кореи наблюдается заметное оживление за счет финансовой инициативы этих стран, то в случае с Юго-восточной Азией отмечается полное затишье и отсутствие мотивов с их стороны представлять свою культуру и литературу в России даже в рамках двусторонних отношений.
#7

Какие произведения Юго-восточной Азии были ранее переведены на русский язык?

#32
В советские годы в свет выходили отдельные книги: сборник сказок «Серебряный ключ» по материалам англоязычных сборников и журнала Siam society. Два вольных пересказа принца Прем Чайи — «Повесть о Пра Апхай Мани» придворного поэта XVIII века Сунтхона Пху (Иностранная литература, 1952 и краткая вариация эпоса «Пхра Ло» под названием «Волшебный лотос» (Издательство иностранной литературы, 1958) переведены с английского языка.
#9

А с тайского?

#33
С тайского языка перевели всего две книги. Первой стало незаконченное (!) произведение писателя с социалистическими взглядами Сибурапы (наст. имя Кулап Сайпрадит) под названием «Лицом в будущее», а второй — сборник новелл авторов остросоциальной прозы «Ассигнация в сто батов».
#11

Почему переведено так мало произведений тайской литературы?

#12
Участие Советского Союза в национально-освободительном движении на Африканском континенте определило распространнёность остросоциальной прозы и поэзии писателей Африки. В то время как прозе иных экзотических стран, с не менее интересной культурой, уделялось меньше внимания.

Остросоциальная проза только начала зарождаться во второй половине двадцатого века. Тайские прозаики еще не обладали ни литературным образованием, ни мастерством изложения и построения сюжета, ни отточенным авторским стилем, от чего их проза порой кажется слишком размытой и многословной. Советские исследователи очень хотели найти в их произведениях революционные и антимонархические ноты и представить их как борцов за социализм наряду с бирманскими и вьетнамскими авторами. Однако в итоге, разочаровавшись, заключили: «Писателям подчас не хватает мастерства. Иной раз их захлестывает волна буддийского смирения и религиозности. Их выводы и утверждения нередко декларативны, позиции нечетки, взгляды противоречивы».

Но всё же основная причина, по которой на русский язык переведено так мало произведений тайской литературы — это идеологическая чуждость органичного тандема монархизма и буддизма, противоречащая советским интересам.

#18

О книге «Дети Исана»

#20

Об авторе

#35
Кхампхун Бунтхави родился 26 июня 1928 года в северо-восточном регионе страны (более известном как Исан) в провинции Убон Ратчатхани.
 
Точнее всего автора можно причислить к публицистам. Практически все его произведения берут за основу реальные истории.

Писатель Кхампхун Бунтхави, вероятно, полностью бы отвечал запросам исследователей и переводчиков того времени, если бы он, крестьянин, предложил идеологическую борьбу, направленную на полное свержение монархии и их окружения, поднял бы народ деревни бороться с власть имущими голой пяткой — и трагически проиграл бы, но… Автор и не думает сбиваться с пути истинного (буддийского) на путь социалистический, оставаясь терпеливым созерцателем и оптимистом. Вероятно, это тот случай, когда ментальная пассивность народа пошла им только на руку, позволяя максимально долгое время сохранять цивилизованную государственную форму правления, не срываясь в пропасть бесчеловечных режимов. Принимая политическое решение от кого лучше зависеть, Таиланд всегда выбирал между богатой демократией и бедной соцдиктатурой в пользу первого варианта.
#22

К какому жанру можно отнести произведение?

#23
Произведение «Дети Исана» нельзя назвать романом в том формате, как мы привыкли его воспринимать. Ни по структуре, ни по содержанию.
«Дети Исана» представляют собой совокупность очерков о жизни родной деревни, которые позже оформились в цельное произведение. Несмотря на выстроенность повествования, начать читать книгу можно с любой главы.
 
Книга больше похожа на этнографический сборник, нежели на увлекательный роман, и задает читателям и любителям восточной литературы множество интересных тем для дискуссии, как общих, так и узкоспециальных:
#36
— Как необразованность, помноженная на буддийские верования и пиетет к королю, создают идеальную для восточной деспотии с точки зрения управления модель общества?
— Как религиозность позволяет мирно переносить бедность и невзгоды без разогрева классовой розни и гражданской войны?
— Гедонистическое удовольствие от пищи, связываемое с получением знаний, — как воспринимать оголившийся примитив в столь цветастой и богатой с виду культуре?
— Почему в Таиланде маловероятно развитие медицины и фармакологии?
— Почему нетайские этносы бегут из соседних стран, приживаются в Таиланде и вписываются самобытным пластом в их многообразную культуру?
#24

История книги

#25
Кхампхун Бунтхави родился в уезде, где происходят события произведения. Их автор описывает глазами мальчика по имени Кун (сокращенное от Кхампхун), вспоминая голод и лишения, борьбу с засухой, жителей деревни и семью. Описание образа жизни этнических лао Исана, а также жизни деревенской общины — это центральная тематика творчества Бунтхави.

Биографические сведения из детства рассказчика легли в основу книги, воссоздав правдивую панораму того, что представляла собой деревня Исана тридцатых годов.
#26

О реальной жизни тайцев

#27
Интересно проследить, как движется самобытное сознание и транслирует приоритеты культуры вне каких-либо заданных рамок и шаблонов.
На примере деда главного героя «Детей Исана» мы видим, что получение образования (даже по религиозной стезе) было недоступно, а учеба в университете требовала больших денег, каких у крестьян не водилось.
#50
С годами книги становятся доступными, однако тайцы не проявляют интереса к чтению и учебе. Образование не становится объектом стремления тайцев и не заглушает веру в то, что неблагополучную судьбу можно исправить религиозным пожертвованием, а шаманские обряды помогают изгнать злого духа, вселившегося болезнью в тело.
#51
Особое внимание нужно обратить на то, как исанский народ обретает национальное самосознание. Что в их представлении страна и какое место исанцы в ней занимают. Что для них в жизни основополагающее? Насколько важен буддизм в жизни сельских жителей, а какая роль отведена местным верованиям?

Читатель может узнать подробности местных реалий: процесс плетения кровельных листов, ловушек из рами, техника сбора шеллака, рыболовецкие техники, высекание искры из бамбукового колена, приготовление еды и консервация рыбы.

Казалось бы, сверхзаинтересованность в еде можно объяснить голодом и нуждой, но на самом деле это не причина.

Пищевая тематика постоянно встречается в тайской прозе, а ее обсуждение очень актуально в повседневном мире тайцев, которые наряду с дежурными вопросами обязательно осведомляются, вкусна ли тайская пища? Разумеется, они ожидают услышать положительный ответ.
#37
#39

О литературной критике

#40
В течение двух лет с момента выхода книге уделяли внимание литературные критики с обзорами и рецензиями. Они рассматривали текст с разных сторон и выделяли любопытные моменты.
#53
Да и в Японии с Китаем (прошу прощения за навязчивые сравнения с более известными мне странами) малознакомые, да и знакомые местные, с вами будут говорить не о политике и даже не о погоде, а о еде, еде и еще раз еде. Культурологически это можно было бы попытаться объяснить тем, что восточная культура изначально вообще более непосредственна (практична, телесна и т. д.) и оперирует живым опытом тогда, когда более «виртуальная» западная предпочитает погружаться в абстракции…
Александр Чанцев — литературный критик, японист и любитель восточной литературы
#41
Детство — это отправная точка. У каждого ребенка есть будущее. В «Детях Исана» этого ощущения будущего нет. Роман — да, о ребенке, точнее — главный герой романа ребенок, — а будущего нет. Есть одно только бесконечное тягучее настоящее, в которое в равной мере погружены и дети, и взрослые персонажи. <…> В отсутствии будущего нет трагедии народа. Это сознательный выбор, который, возможно, приходится защищать от воздействий извне. Пассивный путь тоже предполагает усилия. Книга, в сущности, раскрывает нам механизмы и «кухню» этих усилий.
Елена Хаецкая — российская писательница и переводчик
#42
Здесь нет детективной интриги, нет экзотики магического реализма, чего можно было бы ожидать от произведения с густой и сочной этнической закваской <…> при том, что подробных описаний разного рода ритуалов в книге немало. Здесь даже нет привычного разделения на «положительных» и «отрицательных» персонажей, нет, соответственно, и их противостояния, конфликтов между ними — в этом смысле мир, (вос)созданный К. Бунтхави, напоминает мир Винни Пуха и его друзей или смешариков, где тоже никто никому не враг и злодеев нет в принципе.
Сергей Князев — доктор филологических наук
#43
Несмотря на такую нищету, отец Куна человек жизнерадостный. Он не боится работы, с радостью учит сына всему, что знает сам, и не подвержен унынию. И таковы все вокруг. Над деревней витает призрак голодной смерти, но паники нет ни малейшей, все шутят, обсуждают новости, сплетничают. <…> Жители деревни, выведенные в романе, демонстрируют небывалую стойкость перед лицом невзгод и высшее смирение. Монах учит маленького Куна: никогда не нужно винить небо, даже если долго нет дождя. Так и живут в Исане — угождая духам, но не теряя при этом достоинства и отказываясь винить потусторонние силы в неудачах, которые воспринимаются как нечто временное.
Сергей Сиротин — литературный обозреватель журнала
#49

Фрагмент XXIV книги «Дети Исана»

#48
«Мать принесла сплетенную из бамбука емкость с солью и разложила тушки на листьях. Половинкой кокосового ореха она зачерпнула пять мер соли и пересыпала ею рыбу. Затем она втерла соль руками, добавила еще и повторила процедуру.
 
— Зачем так много соли? — спросил Кун.
— Это не много.
— А что еще нужно?
— Запоминай, как делать… Берешь одну часть соли на две части рыбы. Когда разомнешь как следует, надо немного подождать, после чего добавить рисовых отрубей в соотношении один к пяти, — они предотвращают гниение.
Положив отруби, мать попросила Куна принести ступку с пестом. Толочь следовало куски больших тушек, пока они не станут совсем мягкими. Дома они толкли рыбу в большой педальной ступке для обрушивания риса, но здесь пришлось обходиться маленькой ступкой для пряностей.
Женщина толкла и раскладывала куски в кувшины, плотно утрамбовывая их. Напоследок кувшины закрыли пригнанными крышками.
— Если рыбу не просолить как следует, то она протухнет. Если готовишь падэк, чтобы есть его в течение нескольких лет, то соли нужно столько же, сколько и рыбы. Некоторые прогревают неочищенный рис, зерно разрывается, и его добавляют в падэк вместо отрубей. Другие мешают рыбу с солью и оставляют постоять на ночь, и только после этого смешивают с отрубями, разминая массу в ступке и закрывая в кувшины. Тогда кусочки рыбы получатся упругими и вкусными, — объяснила мать.
— Мелкую рыбу тоже толкут?
— Нет, ее просто мешают руками с солью и отрубями, а потом складывают в кувшин.
— И когда все это можно попробовать?
— Через месяц, — ответила мать. Кун кивнул и повторил про себя все этапы приготовления, стараясь запомнить последовательность и пропорции».
#57
Автор статьи: Юрий Боев, переводчик произведения тайской литературы «Дети Исана».
#54
В ближайшее время книга «Дети Исана» будет доступна для читателей Библиотеки иностранной литературы.

На сегодняшний день в фондах «Иностранки» представлено 135 наименований книг на тайском языке. 19 апреля 2021-го года на встрече с генеральным директором Библиотеки иностранной литературы Павлом Кузьминым Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Таиланд в Российской Федерации Сасиват Вонгсинсават выразил готовность подарить Библиотеке новые книги.
171
Культурный центр «Франкотека»
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой
Шрифт
А
А
А
Цвет
Ц
Ц
Ц
Графика
Г
Г
Г