Тарас Дудко: «Что бы ни случалось в мире, в трудную минуту эти два народа могут помочь друг другу»

11 января 2021
#1
3 января на восемьдесят первом году жизни перестало биться сердце великого украинца, племянника Александра Довженко, доктора медицинских наук Тараса Дудко.

Последний разговор с Тарасом Николаевичем был записан в сентябре 2019 года в ходе Декады украинской культуры в «Иностранке».
Общались с Тарасом Николаевичем о его жизненном пути, о психотерапевтическом даре Александра Петровича и о судьбе Украинской библиотеки. 
Публикуем это интервью в память о Тарасе Николаевиче и приносим соболезнования родным и близким.
#2
Для нас всех Александр Петрович Довженко — прославленный кинорежиссер. Каким запомнили его вы, каким он был в общении? 

Александр Петрович был родным братом моей мамы, Полины Петровны. Уже в то время в силу разных обстоятельств запрещали жить на Украине, и Александр Петрович был вынужден перебраться в Москву. Когда он приезжал к нам в Киев, это были праздничные дни. У него был вид человека, которого нельзя было не уважать. Я имею в виду ту духовность, которой он светился. Кроме того, он был очень общительный и добрый. Я сам изучал особенности психики людей всю жизнь и понял, что Александр Петрович обладал особым психотерапевтическим даром. Ко всем людям он относился с симпатией, и они сразу это чувствовали и хотели общаться с ним.
#3
Все, что говорил дядя, заслуживало нашего интереса.
#4
Расскажите о самых запоминающихся моментах с дядей. 

Когда приезжал Александр Петрович, я и мой брат старший Александр, который был назван в честь дяди, как-то преображались. Мы становились вежливее, начинали лучше учиться. Он много рассказывал нам из своей жизни, нас с братом очень привлекали рассказы о Дальнем Востоке, где он снимал фильм «Аэроград» — тайга, красота земли, таежная растительность. Все, что говорил дядя, заслуживало нашего интереса. Кроме того, Александр Петрович старался уловить какие-то наши качества и способствовать их развитию. Например, он считал, что мой старший брат имеет способность к художественному творчеству. Дядя ставил ему какую-нибудь небольшую статуэтку, просил, чтобы мой брат нарисовал, а сам подсказывал, как лучше наложить тени. Это очень радовало и мотивировало к творческой деятельности. Однажды мы пошли на площадь Толстого в Киеве, в салон художественного народного творчества. Александр Петрович зашел туда, чтобы купить мне украинскую рубашку. Он стал выбирать, смотреть, беседовать с продавцом, расспрашивать о том, откуда рубашки и что это за вышивка. Продавец мало знала, и тогда Александр Петрович начал ей рассказывать, что это такое. Вдруг пришел директор этого магазина, остановился, как перед какой-то картиной. Стали собираться люди, которые пришли в магазин за покупками, окружили нас, как бы в кольцо взяли, и внимательно слушали все, что говорил Александр Петрович.

А сколько вам лет тогда было? 

Александр Петрович ушел из жизни, когда мне было 16, а это было года за 4 до этого. Еще недалеко от нас был крытый рынок, очень богатый. Там в основном продавцы были женщины. Александр Петрович обращал внимание на этих женщин, разговаривал с ними. Тогда все носили фуфайки, одежда была очень простая, Александр Петрович смотрел на их лица, чувствовал их доброту и говорил: «Посмотри на эту женщину, какая она прекрасная». А как-то раз Александр Петрович вышел из кабинета моего отца и говорит: «Знаете, что такое кухня и то помещение, в котором готовится пища? Это творческий кабинет. Человек, который готовит пищу — он творец прекрасного, вкусного. Нельзя так заходить в кухню без разрешения. Вы же, говорит, к отцу, когда заходите в кабинет, вы же не врываетесь, вы постучите там». Вот это запомнилось на всю жизнь. Когда Александр Петрович приезжал, создавалась такая обстановка, что мы превращались в неких таких граждан, которые стремились улучшить свою жизнь и сделать ее более радостной. 

Дядя не снимал вас в своих фильмах? 

Нет, но хотел нас снять в фильме «Тарас Бульба». Я должен был играть роль Андрея, а мой брат — Остапа, потому что он был такой физически очень крепким. Естественно, книга Гоголя всегда была у нас в доме. Но Александра Петровича тогда уже лишили возможности жить на Украине и занимать пост директора киностудии, которую он создал и построил.
#6
Я много раз смотрел фильмы Александра Петровича, и они у меня есть на пленке.
#7
У вас есть любимый фильм из его творчества? 

Конечно. Я много раз смотрел фильмы Александра Петровича, и они у меня есть на пленке. То мастерство, та гениальность Довженко, которая воплощалась в фильмах, не всегда воспринималась в детстве. Но взрослым, читая Александра Петровича, смотря его фильмы и фильмы других известных кинорежиссеров, понимаешь, насколько этот человек любил жизнь и окружающую действительность. Если говорить о том, что мне особенно нравилось в то время, это, естественно, фильм, «Щорс», «Аэроград». Из документальных фильмов запомнилась «Битва за нашу советскую Украину». Очень страшный, трагический фильм, но вместе с тем сделан с большой любовью и уважением к своему народу, к тем людям, которые защищали свою историю, свою землю. Один кинорежиссер говорил, что Довженко перед тем, как снять фильм, уже посмотрел его в своем сознании, ему нужно было только перенести его на пленку. 

А вы никогда не хотели стать режиссером, как дядя? 

Знаете, такая судьба. Я думаю, если бы Александр Петрович был жив, я бы, наверное, ушел из медицины. Я бы старался как-то уйти в мир искусства, так мне представляется сейчас. Кстати, он подавал пример еще и тем, что он всегда любил брать какие-то знания, впечатления из рассказов людей, такая была у него исследовательская работа. Потом он использовал это в своей профессиональной работе. Александр Петрович всегда расспрашивал моего отца, хирурга, как там на работе, просил его: «Возьми меня, Коля, на операцию посмотреть». И добавлял: «Коля, ты счастливый человек, потому что ты каждый день помогаешь людям, делаешь их более жизнеспособными, здоровыми. Ты пойми, какое это счастье!»
#8
Я бы старался как-то уйти в мир искусства, так мне представляется сейчас.
#9
И что ваш папа ему на это отвечал? 

Отец мой тоже стал больше любить свою профессию и больше ее ценить. Так он мне и говорил: «После бесед с Александром Петровичем я становился более психотерапевтичным. Человеку надо не только сделать ту операцию, которая необходима, но и побеседовать с ним, поговорить с ним, какие могут быть последствия и как лучше воспользоваться тем лечебным процессом, который мы осуществляем». Вот такое было непростое воздействие.

Давайте теперь поговорим о Декаде украинской культуры, которая проходила в нашей Библиотеке. Как вы относитесь к этому циклу мероприятий? 

Для меня это — настоящее событие, особенно учитывая политическую обстановку. Украинская библиотека, которая была длительное время, была разрушена. В ту библиотеку я ходил, и мне было приятно, что там такое количество книг, и старых изданий, и новых, и об истории Украины, и поэзия. Она очень одухотворяла меня.
#10
Что бы ни случалось в мире, в трудную минуту эти два народа могут помочь друг другу.
#11
Может быть, вы знаете, что книги из этой библиотеки были переданы в наш Центр славянской культуры? 

Да, я знаю про него. Но дело в том, что Украина, украинский народ, культура, язык, украинская божественная вера, которой больше тысячелетия — они заслуживают того, чтобы была отдельная библиотека с возможностью демонстрировать украинскую культуру, которая очень облагораживает людей. Конечно, такие мероприятия — это прекрасно. Что бы ни происходило, наши народы, Украина и Россия, очень близки, и это нужно беречь. Что бы ни случалось в мире, какие бы ни случались катаклизмы, в трудную минуту эти два народа могут помочь друг другу. Так оно и было на протяжении истории человечества.

Беседу вела Татьяна Пьянова.
65
Библиотека
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой
Шрифт
А
А
А
Цвет
Ц
Ц
Ц
Графика
Г
Г
Г