Сотрудники «Иностранки» — о своих любимых книгах :: Подборка :: Библиотека иностранной литературы

Сотрудники «Иностранки» — о своих любимых книгах

30 декабря 2019
#2
В 2019 году на официальной странице нашей библиотеки в Instagram появилась рубрика «Лица Иностранки». В ней сотрудники рекомендуют свои любимые книги. Мы собрали весь список произведений — отличная идея для чтения на каникулах!
#39

1. Генеральный директор «Иностранки» Михаил Шепель — о книге Харуки Мураками «О чем я говорю, когда говорю о беге»:

#3
Фото — ozon.ru
«Больше всего в последнее время я читаю литературу, связанную со своей профессиональной деятельностью: про управление изменениями и личностное развитие. Но есть исключения. Примерно 2 года назад я увлекся профессиональным бегом и стал им заниматься, а в ноябре 2018 пробежал свой первый марафон. А потом узнал, что Мураками, оказывается, не только выдающийся писатель и личность, но еще и спортсмен. Он говорил, что начал бегать в 33 года, стал писателем благодаря этому и до сих пор занимается шесть раз в неделю. „Так уж устроена школа. Самая важная вещь, которую мы там узнаем, заключается в том, что все самое важное мы узнаем не там“, — я полностью согласен с этим высказыванием писателя. Я понял на своем личном опыте, что управлять изменениями и развитием сложных систем (таким, например, как руководство „Иностранкой“) невозможно, если ты не готов всесторонне перестроить и перенастроить самого себя. Занятия бегом в этом деле очень помогают: повышается и улучшается выносливость — физическая и умственная. Чтение этого романа помогло мне ответить самому себе на вопрос: почему я бегаю. Ответ получился такой: чтобы менять мир вокруг себя, нужно постоянно меняться самому. Вот за что я благодарю эту книгу, когда вспоминаю о ней».
#40

2. Первый заместитель генерального директора «Иностранки» по библиотечной работе Мария Капт-Голушко рекомендует книгу Дэвида Брукса «The Social Animal: The Hidden Sources of Love, Character, and Achievement»:

#4
Фото — westminsterforum.org
«Эта книга — своеобразный дайджест по изучению сознания и подсознания за последние 50 лет. Автор пытается разобраться, что такое сознание и подсознание, что мотивирует людей на успех, что может стать причиной провалов и комбинирует все эти исследования в доступной не только ученым форме. И все это — через жизнеописание двух главных героев, где Брукс анализирует многочисленные научные исследования о работе человеческого мозга. „Эмоции определяют ценность вещей, и разум может делать выбор только на основании этих оценок. Человеческий разум может быть прагматичным, потому что глубоко внутри он романтичен“, — важное заключение Брукса. Приятно читать книгу, которую написал человек, тщательно изучивший тему. И при этом так интересно и доходчиво объясняет, как люди принимают решения, что такое архитектура выбора, как развивается интеллект, какое влияние оказывает культура на повседневную жизнь. Все эти знания формируют компетенции успешного менеджера. Последнее мне особенно импонирует и оказалось полезным, поскольку я должна понимать, что формирует, как устроены и работают нерациональные и когнитивные процессы наших пользователей, чтобы учитывать все это в планировании моей работы в частности и всей нашей библиотеки. Рекомендую прочитать ее всем». 
#7

3. Директор по работе с пользователями Надежда Безносова — о книге Айрис Мердок «Черный принц»:

#5
 «Люблю почти все произведения Айрис Мердок. В ее текстах есть все: борьба добра и зла, шекспировские сюжеты и тонкая психология. „Черный принц“ — ироничная и серьезная книга одновременно. В центре сюжета стареющий писатель, которого по ходу романа втягивают в смешные, глупые, грустные и серьезные ситуации другие персонажи. Причудливость сюжета заключается в том, что все действия героев не поддаются логике и часто напоминают сцены марионеточного театра. У романа необычный эпилог. Повествование в романе ведется от лица автора, а в эпилоге приводятся варианты завершения сюжета от лица разных героев. В итоге нарушаются все законы повествования, и читатель остается в полном смятении, пытаясь хоть немного приблизиться к разгадке поведения персонажей. Меня поразило, насколько комично и в то же время трагично автор смотрит на жизнь: „Все мы страдаем, но страдаем так чудовищно разнообразно“». 
#42

4. Директор по международной деятельности Светлана Горохова — о книге Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы»:

#43
«Обожаю Дину Рубину. „Белая голубка Кордовы“ говорит с тобой, прежде всего, языком человеческих эмоций. Наряду с захватывающим детективным сюжетом, эта книга дает массу информации об истории мирового искусства, истории России, реставрационного бизнеса, философии искусства, о реалиях жизни в самых разных странах мира, о смешении культур и их взаимодействии. Во многом это — проекция моей жизни и работы в Библиотеке иностранной литературы. Но и эта, фактическая и познавательная составляющая книги — далеко не самое главное. „Белая голубка…“ наполнена огромным количеством духовных отсылок и аллегорий, цепляющих читателя маленьких крючочков. Сочувствие, понимание, раскаяние, радость любви — все это те эмоции, на которые нам очень часто не хватает ни времени, ни сил. А мастерски написанная книга дает нам такую возможность — почувствовать себя человеком, задуматься над тем, что именно привело нас в мир и куда мы идем. И что в этом мире действительно важно. Желаю всем прочитать эту книгу, уверена — вам понравится. И пусть Белая голубка — Paloma Blanca — всегда будет где-то рядом с нами, как символ вечной радости жизни, понимания и сопереживания.»
#44

5. Заведующая отделом детской книги и детских программ «Иностранки» Ольга Мяэотс рекомендует книгу Ульфа Старка «Чудаки и зануды»:

#45
Фото — litres.ru
«Выбрать любимую книгу, конечно, непросто — их очень много. Тем более, что я каждый день работаю с литературой, много перевожу. Поэтому мне важно то произведение, которое лежит на столе прямо сейчас. Тем не менее с большим трепетом я отношусь к той книге, которая сделала меня известным переводчиком. Речь о работе Ульфа Старка „Чудаки и зануды“. Это — очень известный детский писатель из Швеции, который популярен в России не меньше, чем Астрид Линдгрен. К сожалению, он умер два года назад, что стало большой трагедией для мировой литературы. Конечно, есть и другие произведения, которые мне дороги, но я бы выделила именно эту книгу как одну из самых важных в моей карьере.»
#16

6. Руководитель Ибероамериканского культурного центра Татьяна Евграфова выбирает книгу Федерико Гарсиа Лорки «Чудесная башмачница»:

#15
«Яркий след в моей памяти оставила комедия Федерико Гарсиа Лорки „Чудесная башмачница“, по которой мы когда-то ставили спектакль в нашем испанском студенческом театре. Скромный и трудолюбивый башмачник, поздно женившийся на красивой девушке с пылким нравом, не выдержав придирок, упреков и скандалов капризной жены, оставляет дом. Оставшись одна без мужа среди насмешливых соседок и навязчивых кавалеров, ищущих её внимания и устраивающих из-за неё драку, башмачница чувствует себя несчастной. И только бродячий кукольник сможет вернуть в эту семью радость… Для спектакля мне пришлось сменить несколько костюмов и ролей, выучив текст для каждой, и вникнуть во все образы. Эта пьеса не только помогла мне продвинуться в изучении языка, но и позволила лучше узнать испанскую культуру, с которой теперь связана моя жизнь».
#17

7. Заведующая отделом исследовательских проектов и грантового мониторинга Юлия Созина — о книге «Святой Савва. Студеницкий типикон»:

#19
«Будучи профессиональным филологом и живя среди книг, я не могу выделить лишь одну. В данный момент самая любимая книга для меня — „Святой Савва. Студеницкий типикон“. Мне ее подарили коллеги из Сербии, которые приехали на ММКЯ. Профессор Майя Анджелкович из Крагуевацкого университета прочитала у нас целую лекцию на эту тему. Центральная фигура книги — Савва Сербский, князь, который решил стать монахом. Для своей родины, а затем и для всего остального православного мира он стал настоящим святым. Книга представляет собой перевод устава монастыря со старинного списка, который хранится в Праге, на современный сербский, русский и английский языки». 
#21

8. Эксперт по комплектованию библиотечного фонда Юлия Главная советует книгу Донны Тартт «Тайная история»:

#22
«„В горах начал таять снег, а Банни не было в живых уже несколько недель, когда мы осознали всю тяжесть своего положения». История началась. Вы попадаете в небольшой уединенный колледж, огражденный от современного мира горами, лесами, лугами, украшенными природой так, как подобает выглядеть волшебной стране. Вас вводят в компанию подростков, изучающих язык и смысл древнегреческой философии. Вам как читателю выпала редкая возможность самим изучить характер героев. Донна Тартт не поможет с ориентировками: такой-то господин — подлец, а такой-то отличается умом и сообразительностью. Ваше мнение будет только Вашим. Наслаждайтесь этим текстом неспешно».
#23

9. Руководитель Центра редкой книги и коллекций Карина Дмитриева выбирает произведение Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»:

#24
Фото — ozon.ru
«Мой любимый писатель — Михаил Булгаков. Все, что с ним связано, для меня очень интересно и ценно. Я могу перечитывать его с любого места, в любое время. Если мне плохо, если мне хорошо, неважно: когда у меня есть время, я беру в руки Булгакова и читаю. Люблю все произведения, но „Мастер и Маргарита“ — это классика». 
#25

10. Заведующая отделом справочно-информационного обеспечения Лилия Зиновьева — о книге «Поэтика зарубежного детектива»:

#41
«Эта — новая книга, поступившая в наш фонд в 2019 году. Примечательна она тем, что один из авторов, ответственный редактор сборника — Кирилл Александрович Чекалов, доктор филологических наук, заведующий отделом классических литератур Запада ИМЛИ им. А. Н. Горького РАН — наш постоянный читатель. Мы сотрудничаем уже давно: еще с того времени, когда в Иностранке был профессорский зал. Приятное ощущение сопричастности к книге — наш фонд, наша работа с запросами читателя. Книга посвящена раннему этапу развития детектива: почему он сформировался именно в период XIX–XX веков, каков путь распространения и трансформации жанра. На примере английской, американской, французской, норвежской, китайской и других литератур анализируются взаимовлияния отдельных авторов и произведений. Как неспециалисту мне было просто интересно читать».
#28

11. Специалист по работе с обращениями Валентина Мельничук рекомендует книгу «Маленькая жизнь» Ханьи Янагихары:

#29
Фото — flickr.com/photos/themanbookerprizes
«”Учебная аудитория была для него самым безопасным местом, единственным местом, где он чувствовал твердую почву под ногами: за ее пределами на него обрушивалась лавина чудес, каждое из которых ставило в тупик, каждое напоминало о его бездонном невежестве. Он мысленно составлял списки всего нового, с чем столкнулся, о чем услышал. Но спросить о непонятном было нельзя. Потому что спросить значило признаться в своей бесконечной чуждости, и тогда ему стали бы задавать вопросы, он оказался бы на виду, вынужден был бы вести беседы, к которым не был готов». Это — искренняя история о жизни и творчестве, дружбе и любви, боли и одиночестве, часто шокирующая откровенными подробностями. Однажды, читая подобную сцену, я почувствовала, что я — в полуобморочном состоянии и надо срочно закрывать книгу (дело было в метро в час пик). Возможно, в этом причина того, что не все дочитывают это произведение до конца, но для меня определенно это — сильный роман».
#30

12. Руководитель Лингвистического ресурсного центра Pearson Learning Studio Жанна Клышко — о книге Джона Гришэма «Завещание» из серии Pearson English Readers:

#31
«Иностранка стремится помочь своим читателям стать „интеллектуальной элитой“, „поколением оригиналов“, а не цитат. Читать в оригинале сложно — может быть слишком много незнакомых слов, и мысль теряется, как теряется и интерес. Читалка „The Testament“ шестого уровня стала моим мостиком к чтению в оригинале когда-то очень давно. Я прочла первые строчки, пару абзацев… и пропала, до самой последней страницы. Трой Филан, главный герой книги, богатейший магнат, зная, что скоро умрет, решает изменить завещание. Это и становится его последним посланием алчным детям и бывшим жёнам, только и жаждущим момента получить своё наследство. В Pearson Learning Studio „Завещание“ можно прочитать в оригинале, в версии читалки Pearson 6 уровня (3000 слов), а также послушать полностью аудиокнигу с опорой на текст или без неё. Pearson English Readers — серия книг для читателей с разными интересами и знанием английского, которая позволяет читать и изучать язык на семи уровнях сложности. В серию входит множество книг для детей и взрослых, включая книги серии Marvel». 
#32

13. Ведущий методист Центра по координации и обеспечению международной деятельности Полина Автономова выбирает книгу «The Anna Karenina Fix» Вив Гроскоп:

#33
Фото — goodreads.com
«О русской классической литературе на русском языке написаны тонны текстов, высказаны тысячи мнений, но мне особенно нравится читать о ней в восприятии иностранных публицистов и литературоведов, на их языке. Это огромное удовольствие подарила Вив Гроскоп со своей книгой „Anna Karenina Fix: Life Lessons from Russian“, соединившей в себе эссе, мемуары и даже гайд по саморазвитию. Журналистка The Telegraph, да ещё и профессиональная стендап-комедиантка вовсю размышляет о русской классике и возвращает право свободно говорить о литературе всем увлекающимся: „Слишком долго она принадлежала очень умным людям, которые хотят оставить это себе“. На первый взгляд это какой-то сюрреализм, но в тексте чувствуешь невероятную глубину, проживаешь его. Сама Вив уверена: все, что происходило в жизни, уже было описано в наших произведениях, от „Анны Карениной“ и „Трех сестер“ до „Мастера и Маргариты“ и „Реквиема“. Хотя она и отмечает, что „русская классика — это, по общему признанию, не самое очевидное место, чтобы искать советы для счастливой жизни“, именно великая русская проза и поэзия помогли ей в сложный период жизни найти силы и выбраться из бедственного душевного положения. Опыт прочтения русской классики иностранным читателем помогает разобраться в себе, в „широкой русской душе“, переосмыслить сакральное значение судьбы и вновь влюбиться в русскую литературу, находя новые аллюзии и ассоциации, даже если знаком с произведением со школьной скамьи. Язык книги Вив Гроскоп — воздушный, энергичный, увлекательный и в меру серьезный, поэтому читать от всей души рекомендую в оригинале в залах „Иностранки“, чтобы насладиться старой классикой с нового ракурса».
#34

14. Библиотекарь I категории отдела справочно-информационного обеспечения Людмила Разгулина советует книгу «Film: A Sound Art» Мишеля Шиона:

#35
Фото — en.audiofanzine.com
«Уже около шести лет я занимаюсь звуковыми исследованиями (sound studies). Работа в «Иностранке» здорово помогает моим академическим увлечениям. Хочу познакомить вас с французским исследователем звука Мишелем Шионом, чьи книги можно найти в нашей библиотеке. Шион — композитор, специализирующийся на musique concrete, режиссер, пишущий о звуке, кино и музыке, профессор Парижского университета. В первой половине книги «Film: A Sound Art» рассматриваются технологии, эстетические тенденции и индивидуальный художественный стиль, которые превращают историю кинематографа в эволюцию аудиовизуального языка. Во второй половине исследуется пересечение аудиальной и визуальной сфер на примере фильмов таких режиссеров, как Андрей Тарковский, Жак Тати, Альфред Хичкок, Орсон Уэллс… Основным тезисом работ Шиона о звуке в кино является утверждение о том, что в реальности не существует такого явления, как саундтрек. Из этого следует, что невозможно и неправильно исследовать кинематографический звук в отрыве от изображения, и наоборот: ложным является исключительно визуальный подход к кино. Место для звука есть всегда, даже в эпоху немого кино, которое, кстати, Шион называет «глухим» («deaf»). Почему глухим? Потому что звук на самом деле был, но его просто не было слышно. В эпоху немого кино существовало множество средств передачи звука визуальными средствами, начиная с интертитров и заканчивая яркой артикуляцией актеров и приглашением таперов на кинопоказы. И звук и картинка — «they are all equal now», — пишет Шион. «Art’s stubborn undoing of hierarchies of the world is not motivated by disillusionment or pessimism. Art tries to allow us to rediscover the world, to give us back our childhood, when everything was interesting and nothing was divided into categories. This loosening of hierarchies is also art’s move toward being master of its fate. Man knows he is mortal, and he dearly wants to be the one who will pull the shroud that will cover him, and make of his ravaged body a peaceful landscape».
#36

15. Начальник отдела по работе с персоналом Татьяна Саркисова рекомендует книгу «Год в Провансе» Питера Мейла:

#37
Фото — livelib.ru
«Я хочу поделиться одной из своих любимых книг. Это — не высокохудожественная литература, а современная проза. Книга написана с любовью и юмором, очень вкусно — о моем любимом Провансе. В эту дождливую и серую зиму, когда нам так не хватает солнца, ее особенно приятно перечитывать! Чтобы отдохнуть головой, расслабиться почувствовать запах лавандовых полей, непредсказуемый мистраль, волнующий аромат незамысловатой прованской кухни, представить, что ты сидишь в кафе, в порту Марселя или пригорода Аваллона, а солнце припекает… Идеально подходит для легкого чтения перед тем, как подводить итоги уходящего года».
474
Библиотека
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой