Философы славянских стран

20 июля 2021
#1
С 1 по 31 июля в Центре славянских культур «Иностранки» проходит книжная выставка, посвящённая философам и философским идеям славянских стран.

Выставка позволяет проследить ключевые этапы развития философской мысли славянских народов. Основываясь на материалах выставки, мы подготовили книжную подборку о ярких и самобытных философских идеях Яна Паточки, Славоя Жижека, Зигмунта Баумана и Яна Гуса.
 
А для полного погружения в мир славянской философии советуем почитать о пользе и вреде идеологии у Младена Долара, о фантастике — у Станислава Лема, о христианском гуманизме — у Яна Коломенского, и у Томаша Масарика — о проблемах марксизма. Все эти оригинальные идеи ждут вас на книжной выставке в Центре славянских культур.
#3
«Еретические эссе о философии истории» Яна Паточки относятся к позднему периоду творчества философа. В этой книге Паточка попытался показать принципиальную важность связи политики, философии и истории для понимания бытия человека. Новое звучание в книге получила также тема Европы — европейской истории и европейской идеи, в качестве ядра которой Паточка видит сократовскую «заботу о душе». Книга предназначена для всех, кто интересуется современной философией, историей идей и дискуссиями вокруг идеи Европы.
#12
Чешский философ-феноменолог, ученик Гуссерля и Хайдеггера, Ян Паточка в своей книге «Еретические эссе о философии истории» предстаёт как незаурядный мыслитель и, что характерно, политический практик-гуманист. Он пишет, что человек есть существо свободное, социальное и политическое, осмысляющее свое существование в мире и дающее смысл себе и всему окружающему. 

Доисторическая эпоха — мир выживания и служения богам. Это мир, который воспроизводит и сохраняет человек, лишённый творчества, созидания и свободы. Свобода начинается там, где человек выходит из мира выживания и подчинения и там же начинается история — уход от мифа к множеству интерпретаций. А истина — жизнь в сомнении, на границе между непринятием и принятием мира. Соответственно, философия есть постоянный вопрос к миру, постоянное его осмысление.

Вершина осмысления мира (с точки зрения Паточки) есть самопознание, то есть самотворение и саморазвитие. Оно выражается также в заботе о полисе, в создании лучшего мира. Осознание личной смертности служит основой проектирования своей жизни, поиска подлинного своего пути.
Однако, по мнению философа, технический уклон цивилизации ведёт к забвению человеком самого себя, ведь он начинает заботиться о том, чтобы «иметь», а не «быть».

Только Человек несёт ответственность за свою жизнь, за свой выбор, потому что никто внешний ему в этом не поможет.
#5
Книга посвящена фильму Дэвида Линча — «Шоссе в никуда» (Lost Highway, 1997). Она представляет собой альтернативное стандартным киноведческим интерпретациям психоаналитическое исследование фильма и творчества режиссера в целом. Лаканистский подход Жижека позволяет прочесть скрытые мотивы картины, а также восстановить из калейдоскопа символов перверсивную реальность фильма. Благодаря работам с продуктами массовой культуры, такими как фильмы Линча, Хичкока и других режиссеров, Жижек стал известен как один из самых оригинальных и эрудированных мыслителей современности.
#13
Кино извращает реальность, потому что обманывает зрителя, давая ему интерпретацию, противоположную внешнему изображению. Именно поэтому словенский философ Славой Жижек использует кино как основу для объяснения мира. Американец Дэвид Линч, с его точки зрения, выступает как «режиссер-извращенец», а сам Жижек — как «Линч в философии», но… это и прекрасно.
 
Славой Жижек одним из первых применил философию Жака Лакана к массовой культуре. Философ смог найти в ней почву для серьезных философских рассуждений. Жижек выявил в «смешных и нелепых» моментах фильмов Линча серьёзные темы, выходящие далеко за пределы кино. Жижек хочет отобрать Линча у постмодерна, показать, что творчество режиссёра не пастиш и не поток сознания.
 
По мнению философа, фильмы Линча носят политический характер, поскольку человеческая фантазия подпитывает реальность и одновременно защищает от неё. Тень югославского конфликта падает на саркастические рассуждения Жижека о войне, национализме и этнических распрях.
#7

Свобода
Зигмунт Бауман

#8
Зигмунт Бауман, один из самых ярких мыслителей послевоенной Европы, рассматривает феномен свободы в его социальном измерении — не как свойство или достояние человека, а как отношение, связывающее его с другими людьми, различными социальными институтами и обществом в целом. Считая свободу естественным и универсальным состоянием человека, социальные науки, как правило, сосредоточены на феноменах несвободы. Однако, как показывает автор, в действительности свобода представляет собой продукт определенного общественного устройства, подлежащий как критическому анализу, так и историческому развитию.
#14
Свобода кажется чем-то простым и понятным, когда её нет. Узник рвётся на свободу, не задумываясь над её проблемами. Но когда свобода приходит, она всегда оказывается и неполной, и непростой, и неоднозначной, иногда даже опасной и нежеланной. Зигмунт Бауман рассматривает страны, регионы и группы, недавно получившие свободу, их сознание и поведение.
 
Люди далеко не всегда умеют определять меру собственной свободы, ценить её и тем более — пользоваться. Люди считают признаком наступления свободы избавление от крайней нужды и угрозы остаться без достатка. Они согласны с тем, что свободы слова, печати, занятия бизнесом полезны и нужны, но не всегда готовы за эти свободы бороться. Люди готовы отказаться ради интересов безопасности от своих прав: от свободы передвижения и доступности информации, от неприкосновенности личной жизни, — и согласны вернуться к запретам, «прослушкам», «глушилкам» и прочим элементам репрессивного порядка.
 
По мнению Баумана, несвобода человека выражается в том, что он не выбирает путь и не отвечает за свои поступки. Наоборот, истинно свободный человек обладает ответственностью за свои поступки, за свою страну, за своих близких и личные ценности и не бежит от нее ведь бегство от свободы — это желание снять с себя ответственность. Если человек согласен отказаться «выбирать» в пользу «назначать», значит, скоро понятия свободы не останется вовсе. Свободе надо учиться постоянно и на всех уровнях. Важный вывод, который Бауман делает в своей книге: свобода не бывает естественной, она всегда — продукт общественного устройства, нуждающийся в охране, критике и развитии.
#11
Это издание из фондов Библиотеки иностранной литературы поистине можно назвать уникальным. Сделанные в начале прошлого века переводы А. Вознесенского не потеряли своей актуальности и поныне. К сожалению, не так много трудов Яна Гуса доступны на русском языке, и издание 1903 г. является бесценным источником для исследователей церковной истории и всех интересующихся личностью великого чешского реформатора.

В книге содержатся переводы прижизненных документов, связанных с Яном Гусом и его деятельностью: от начала противостояния с пражским архиепископом вплоть до казни на соборе в Констанце 6 июля 1415 г.
#15
Особый интерес представляют документы, связанные с судом над Гусом. В книге представлены как обвинения и свидетельства против богослова, так и его ответы в рамках разбирательств на соборе. Книга содержит переводы писем Гуса к единомышленникам и оппонентам, а также «Повествование о мученической кончине магистра Иоанна Гуса», написанное очевидцем событий Иоанном Гербатом.
 
Благодаря этой книге, вы сможете познакомиться со взглядами и учением «чешского реформатора» в формате, максимально приближенном к оригиналу, без идеологических и догматических примесей. Пропитанная евангельским духом проповедь Иоанна из Гусинца актуальна не только для XV века, но и для нашего времени. Вы удивитесь, насколько мысли пражского богослова могут быть современны в наши дни.
#16
#18
#17
Книжную подборку подготовил Центр славянских культур. 
85
Библиотека
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой
Шрифт
А
А
А
Цвет
Ц
Ц
Ц
Графика
Г
Г
Г