Библиотека – это интеллектуальный «фитнес» :: Библиотека иностранной литературы

Библиотека – это интеллектуальный «фитнес»

30 марта 2018
Читайте новое интервью генерального директора «Иностранки» Вадима Дуда для федерального портала «Российское образование». 
Удалить блок
#0

О себе, жизненный путь:


Вадим Валерьевич, работа в библиотеке – это исполнение детской мечты или стечение обстоятельств?
Сложно сказать. Я закончил Московский авиационный институт. Моя первая в жизни работа была в библиотеке МАИ. До сих пор появляется очень много воспоминаний, когда я попадаю в книгохранилище. Все это очень живо.
Моя трудовая деятельность была посвящена двум составляющим: это цифровые технологи и международная тематика. После института у меня была очень интересная работа, которая касалась сертификации, установления соответствия инженерных дипломов России и других стран, в первую очередь Америки. Это была ассоциация инженерных вузов. Моя работа была очень интересной и важной. Нам нужно было наладить контакты с большим количеством профессиональных ассоциаций, чтобы понимать, насколько мы и наша инженерная школа может вписаться в общемировой контекст. В этом, кстати, есть определенная связь с «Иностранкой», она всегда была окном во внешний мир, окном между Россией и Западом.
Затем была длительная командировка на Ближний Восток. Там я жил 6 лет. Погружение в многокультурную среду стало очень серьезным вызовом и еще одним пересечением с общей концепцией «Иностранки», ведь здесь много культур представлено в виде книг, центров, линейки мероприятий.
Уметь жить в поликультурном мире и уважать особенности той или иной культуры –очень важный опыт для современного человека.
Потом я долго работал в IT. Это было очень интересное время, когда цифровые технологии начали менять многие индустрии, в том числе СМИ. Мы привносили много цифровых технологий и в полиграфию, и в традиционные СМИ. Мы застали «ломку» медиаландшафта – от традиционной бумаги к «миграции» в цифровую среду. То же самое сейчас происходит и в библиотечном мире. Мы всегда были традиционными книгохранилищами, и знания во многом ассоциируются с книгами. Библиотекам нужно найти свое место в меняющемся мире с учетом новых цифровых возможностей. Мне кажется, что опыт общения с медийщиками и опыт понимания миграции традиционных СМИ в мультимедийные холдинги может быть очень полезен и для библиотек.
Потом был очень важный опыт работы в министерстве культуры, где я отвечал за IT и международную деятельность. Очень многое, что со мной происходило в жизни, оказало мне серьезную помощь. Получилось так, что мы вернулись в библиотечную среду, и она показалась очень привлекательной.


Каковы были ваши первые задачи?
Одной из идей министра культуры было создание модельных библиотек в регионах. Мы хотели опробовать тезис о том, что библиотеки никому не нужны, так как ими никто не занимается. Как только библиотека получает внимание власти, определенный ресурс, меняется пространство, библиотекари получают новые компетенции, которые нужны для современной аудитории, то библиотека становится успешной.
Нам удалось реализовать несколько проектов в регионах России, и мы ими очень гордимся. Мы всем с гордостью рассказываем о нашем проекте в Боголюбово. Это важный для российской истории поселок. Неслучайно именно там была открыта библиотека. Она была обычной, сельской, в нее приходило 5-8 человек в день, а сейчас там обычно очередь, приходит до 100 человек в день. Она стала по-настоящему гостиной для местного сообщества. Люди считают библиотеку своим третьим местом.


Мир библиотеки – это удивительный мир, и когда ты попадаешь в эту среду, она очень глубоко в тебя проникает, особенно когда ты имеешь дело с настоящими подвижниками.

Профессия библиотекаря никогда не была пределом мечтаний карьеристов. Это скорее работа очень осознанная, работа людей, которые несут высокое знамя культуры. Чаще всего библиотекари – это очень хорошие люди, и это очень важно.
Мне кажется, что если в систему ценностей входит необходимость общаться с очень хорошими, чистыми и честными людьми, то библиотеки – это как раз нужная среда.


Библиотеки и их миссия:


Как сделать так, чтобы люди перестали думать о библиотеке как о скучном месте?
Для этого нам надо перестать быть скучным местом. Это звучит примитивно, но это именно так. Почему мы скучное место? Библиотеки всегда находятся в противоречии: с одной стороны мы хранители культурного наследия: у нас есть фонд редкой книги, у нас есть книга Данте Алигьери, напечатанная в 1502 году в Венеции – все это вызывает большой подъем, мы должны это сохранить.
С другой стороны, мы должны предоставить доступ к наследию. Чаще всего эти функции - хранительская и предоставление доступа – вступают между собой в конфликт. Хороший библиотекарь ненавидит пользователей, потому что они приходят, берут книги и трогают их своими пальцами. И это нормально, потому что функция хранителей очень важная, мы обязаны сберечь эти книги.
Мы должны отойти о мысли, что библиотека – это просто книгохранилище. Мы живем в эпоху страшного обилия информации. У нас времени на то, чтобы искать. Мы привыкли к тому, что строка выдачи Яндекса или Гугл направит тебя куда нужно.
Мы пытаемся выстроить другой посыл у библиотеки. Мы пытаемся переосмыслить роль библиотеки. По нашему мнению, «Иностранка» связывает людей с знаниями, культурой и возможностями всего мира. Наше дело – создавать возможности для людей, быть успешными в достаточно открытом сейчас мире. Для этого надо знать языки и обладать профессиональными навыками в определенной среде. Библиотека не может быть совершенно универсальной, мы должны найти свою аудиторию, а для этого надо понимать тенденции.
Мне кажется, что будущее всегда лежит на стыке уважения к своей истории и внимательного отношения к тому, что происходит дальше.
Чтобы библиотека перестала быть скучным местом, она должна предложить то, что соответствует твоей “mission critical”, то есть то, что очень важно для тебя как основа твоей жизни. Нам нужно предложить решения и подходы для нужд молодых, энергичных, успешных людей. Если этого не будет, библиотека останется скучным местом.


Какая тематическая ниша «Иностранки»?
Одной из основ нашего фонда является лингвистика. Мы всегда были библиотекой, куда люди приходят изучать иностранные языки, культуру других стран, страноведение. Но если посмотреть на динамику защиты диссертаций по темам, которые относятся к лингвистике и страноведению, то мы увидим, что число этих диссертаций снижается. Я думаю, есть абсолютно объективные факторы.
Я закончил институт в 1991 году, и мой диплом был на английском языке. И если тогда знание английского было уникальным конкурентным преимуществом, то сейчас знание одного или двух языков – это базовая вещь, именно поэтому потерялось сакральное значение знания иностранных языков, они стали обычным инструментом. И нам придется искать научные темы, междисциплинарные области, которые сейчас находятся на подъеме, растут и дальше будут развиваться.
После института я занимался диссертацией, которая была основана на технических науках. Один и моих научных руководителей включил в мой список литературы труд одного из директоров Иностранки В.В. Иванова, который назывался «Основы лингвистики». Эта книга сейчас, как мне кажется, является одной из важнейших основ искусственного интеллекта. Именно лингвисты занимались очень похожими тематиками распознавания образов и автоматического алгоритма анализа языков.
Наша историческая основа, наш фонд, который основан на лингвистике, на языкознании и страноведении может послужить прекрасной основой, чтобы заниматься актуальными темами: искусственный интеллект, поведенческая экономика, цифровая гуманитарная среда. На эти темы защищается огромное количество диссертаций. Мы собираемся двигаться в этом направлении.


А в чем вообще «миссия» библиотеки?
Библиотеки должны становиться частью образования в течение всей жизни, партнером по развитию интеллектуального потенциала в течение всей жизни. Библиотека – это интеллектуальный «фитнес». Модно быть умным. Нужно эту моду и дальше поднимать.
Назовите несколько ключевых, по вашему мнению, правил современной библиотеки?
Если мы будем только хранителями, закром себе глаза и не будем смотреть на то, что меняется в мире и появляется много цифровых возможностей, то к нам люди ходить перестанут. Чтобы библиотека была интересной, нужно позаботиться о трех аспектах ее деятельности.
Во-первых, должно быть удобное, интересное, красивое, модное пространство. Во-вторых, нужно серьезно позаботиться о фонде, учитывая конвергенцию. Не нужно противопоставлять бумагу электронным ресурсам. Библиотека также должна скрупулезно подбирать ресурсы по своим ключевым темам. Нужно четко сформулировать самые важные темы, в которых мы будем лучшим партнером по образованию, обучению, защите диссертаций, карьере.
Третий аспект – у библиотеки должна быть интересная линейка мероприятий. Чтобы люди приходили в библиотеку, должна быть критическая масса точек притяжений. И пространство, и мероприятия, и фонд и атмосфера, что здесь твои единомышленники будет способствовать тому, что библиотека станет центром определенных сообществ.
Как вы пришли к необходимости преобразовать библиотеку в привлекательное пространство?
Мы столкнулись с необычным эффектом. Часто можно увидеть людей, которые делают селфи на первом этаже нашей библиотеки. И обычно по этим фотографиям люди не верят, что это библиотека. Да, мы хотим людей удивить. Почему библиотека не должна быть привлекательной и современной? Почему мы должны проигрывать в конкурентной борьбе за свободное время модным кафе? Почему мы должны быть хуже?
Мы отличаемся от многих библиотек нашей командой. Команда заслуженных наших ветеранов и команда новых людей, которые не очень походит на традиционных библиотекарей, но душой болеют за библиотеку. У нас нет конфликта между поколениями. Мы все волнуемся о том, чтобы библиотека оставалась на высоте, чтобы мы держали высокую планку иностранки.
Мы понимаем, что если мы хотим двигаться в сторону чуть более молодой аудитории, а это неизбежно, мы должны соответствовать определенным ожиданиям. Библиотека должна получить свой, отличающийся от других, визуальный образ. Мы наняли продвинутых дизайнеров, и нам очень нравится результат их работы.


Как новые люди приходят в «Иностранку»? Откуда они узнают о библиотеке?
В Минкульте появилась инициатива – создание единого интерфейса, куда учреждения культуры могли бы выгружать свою информацию о мероприятиях, чтобы люди в одной среде могли увидеть, где что происходит. Дальше эта информация могла бы быть доступна для различных информационных приложений. Сейчас это работает очень хорошо и, мне кажется, отклик достаточно высок. Мы получаем много посетителей.
Что касается специализированной московской системы, то было бы полезно сделать что-то подобное. Мы очень активно занимаемся социальными сетями и digital-маркетингом. Это очень важная среда для молодого поколения наших читателей. Нас легко можно найти.
Мы очень активно участвуем в городских мероприятиях, таких как «Библионочь». Долгое время именно «Иностранка» была координатором «Библионочи» для региональных библиотек. В этом году координатором, скорее всего, выступит «Ленинка», но мы примем активное участие. В прошлом году в рамках «Библионочи» в иностранку пришли 2500 человек. Это даже больше, чем в «Ленинку».
Как изменилось количество посетителей библиотеки за последнее время?
Очень важно, что когда мы задумывали перемены, необходимо было договориться о критериях успеха. Мы решили, что будем отслеживать успех библиотеки аудиторией. За 2016 год только читателей было 85 тысяч человек, за 2017 год эта цифра стала 155 тысяч.
Основной прирост именно за счет людей в возрасте до 35 лет. И это очень важно, так как большинство библиотек жалуется на отсутствие интереса со стороны молодого поколения. Мы интересны.


Как библиотечный фонд становится ближе к людям сегодня?
Серьезная возможность улучшить комплектование заключается в том, чтобы научиться предоставлять доступ к большому массиву информации, в том числе на цифровых носителях, а оплачивать только факт доступа. Мне кажется, в этом суть цифровых моделей транзакций. Мы активно двигаемся в этом направлении, и у нас был совместный проект с ЛитРес. Если люди читают книги на смартфоне, почему библиотека не должна научиться выдавать бесплатно книги для чтения на смартфоне. Мы это уже делаем.


Изучение языков:


Почему важно изучать языки?
Еще окончив институт, я считал, что Россия должна быть частью всего мира и не должно быть каких-то преград, границ между нами. Мне очень хотелось, чтобы я имел возможность внести свой вклад в то, что Россия станет частью более глобального пространства.


Как началось изучение языков в «Иностранке»?
Это одна из давних исторических свойств нашей библиотеки. Первые курсы появились в 1924 году, через 2 года после открытия библиотеки. Очень быстро они стали популярными. В 1926 году на курсах иностранных языков в иностранке было около 1200 слушателей. Иностранка смогла предложить уникальную комбинацию книг, методики, замотивированных людей и преподавателей. Получилось сообщество людей.
Два года назад мы приняли решение, что хотим отличаться от огромного количества курсов, которые есть в Москве. Наши курсы должны быть исключительно в сотрудничестве с ведущими культурными институтами соответствующих стран. Итальянский – с институтом Данте, немецкий - с институтом Гете, испанский - с институтом Сервантеса. Это должно быть место, где наши слушатели получат доступ к лучшим мировым практикам изучения языков. Для нас это не бизнес, это один из сервисов, которые нужны нашим читателям. Мы выделили около 800 квадратных метров на образовательный кластер.


Чем именно ваш кластер отличается от других?
Мы сейчас имеем дело со стандартными сертифицированными программами наших партнеров. Каждый человек сам найдет способ применения своих языковых познаний. Но мы также думаем о создании специализированных курсов. Мы сейчас оцениваем спрос и скорее всего они у нас появятся.
На каком уровне необходимо изучать язык? «Разговорный за 30 дней» или по академическим стандартам?
У каждого должна быть своя цель в изучении языков. Надо учить язык хорошо, какие методы для этого подходят лучше – классические или инновационные – сложно сказать. Мне кажется, важно чтобы язык и звучал фонетически правильно, и была правильная грамматика.
Как показывает опыт, среднестатистическому туристу достаточно слов «this» и «please». Я считаю, что если ты учишь язык, будь добр учить его так, чтобы он и звучал правильно. Например, французы очень не любят, когда на их языке говорят неправильно. А итальянцы, наоборот, окажут тебе максимальную помощь, если увидят, что ты 3-4 слова пытаешься сказать на итальянском.
У каждого народа свое отношение. Те, кто приходит в иностранку, я надеюсь, так как это курсы ведущих институтов, что это небыстрая реакция. Ты не сможешь за 3 недели, там есть система, которая позволяет изучить язык хорошо.


Какие языки знаете вы?
Я не могу сказать, что знаю много языков, но я много языков понимаю. Английский – это не считается, это базовая вещь. Я хорошо понимаю итальянский, стал понимать испанский, немного французкий. Также я мог бы на базовом уровне разобраться в восточных языках.
Я считаю, что нужно знать хотя бы один язык хорошо. Английский – это хороший выбор, так как он позволяет покрыть 90 процентов коммуникационных потребностей.


На каком месте в вашем рейтинге знаний стоит изучение языка?
Знание языка, если это не какой то очень экзотический язык для специфичных приложений, то английский/французский/испанский – это скорее обязательная необходимость для интеллигентного человека.

Посмотреть оригинал статьи
648
Библиотека
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой