Интервью Михаила Меня, посвященное презентации экспозиции "Александр Мень — свидетель Пути, Истины и Жизни" :: Библиотека иностранной литературы

Интервью Михаила Меня, посвященное презентации экспозиции "Александр Мень — свидетель Пути, Истины и Жизни"

27 февраля 2019
#1
В январе 2019 г. в Библиотеке иностранной литературы состоялась презентация музейной экспозиции «Александр Мень — свидетель Пути, Истины и Жизни». Перед этим событием главный редактор журнала «Современная библиотека» Любовь Александровна Казаченкова встретилась с Михаилом Александровичем Менем (сыном протоиерея Александра Меня) и поговорила с ним об истории возникновения экспозиции, а также о многом другом. Предлагаем вашему вниманию фрагменты этого интервью.



 — Открытие этой музейной экспозиции здесь, именно в этой библиотеке, — событие знаковое. Мы были очень дружны с ныне покойной Екатериной Юрьевной Гениевой, я выступала редактором ряда ее статей и книг. Она называла отца Александра своим духовным батюшкой и сыграла большую роль в возрождении интереса к религиозной теме. В 1990 г. во ВГБИЛ был создан отдел религиозной литературы: в стенах библиотеки выступал отец Александр, впоследствии регулярно проводились конференции в его память. В 2011 г. на базе ВГБИЛ был открыт Институт Библии. По приглашению Е. Ю. Гениевой на мероприятиях библиотеки выступали известные религиозные деятели из России и из-за рубежа. 

 — Конечно! Но, к сожалению, это не все понимали. Многим подобная деятельность кажется непрофильной. Но если то, что вы озвучили, знать; видеть, что рядом с большим конференц-залом размещена мемориальная доска, гласящая о том, что отец начинал здесь свои публичные выступления, тогда все становится на свои места. 

— Но мемориальный кабинет в «Семхозе» останется? 

 — Безусловно. Настоятель Сергиевского храма протоиерей Виктор Григоренко — племянник отца, мой двоюродный брат, собрал много экспонатов и открыл на территории храма небольшую экспозицию. Мы стараемся организовать так, чтобы мемориальный кабинет люди тоже могли посещать, но, к сожалению, это возможно не в любое время. Понимаете, в этом доме живет моя мама, она уже немолода, ей тяжело, когда посетители приходят в кабинет в течение всего дня. 

Почему мы так хотели открыть эту экспозицию во ВГБИЛ? Потому что хотим, чтобы музей не был статичным. Отец никогда бы не одобрил никакую «мертвую» экспозицию (вообще музейную экспозицию, даже не касаясь его имени), которая не давала бы людям возможность учиться, общаться, сомневаться, думать. Мемориальная экспозиция — это не только место для демонстрации фотографий, личных вещей, связанных с жизнью и творчеством. Важно, чтобы в любых мемориальных вещах люди чувствовали жизнь. 

Хочется, чтобы в этом помещении, отведенном для экспозиции, проходили публичные дискуссии, обучающие лекции, круглые столы на разные темы. 

— Михаил Александрович, книги отца Александра изданы на 14 языках, по крайней мере «Сын человеческий». Какие из их будут доступны здесь? 

 — Мы стараемся собрать книги на всех языках. 

 — Мы находимся с вами в той части экспозиции, где воспроизведен кабинет отца Александра. Все эти экспонаты действительно ему принадлежали? 

 — Да. Это личные вещи отца, которые наша семья передала в дар музею. 

 — И проигрыватель реально тот, который слушал отец Александр? 

 — Конечно. Здесь не все пластинки, которые были у нас дома. Мы еще пополним коллекцию. Но все подлинное — то, где сидел и работал отец, его одежда, личные вещи — все! 

                                                                           ***

 — Я не могу сказать, что прочитала все книги отца Александра. Но многие читала, а также смотрела ТВ-сюжеты и видеовыступления, что доступны на YouTube. И каждый раз восхищаюсь, как он умел очень просто говорить о сложных вещах, порой богословски сложных, вызывающих спор. Он и в обычной жизни был таким мудрым? 

 — Это очень хороший вопрос. Перед ним тогда стояла такая задача. Он ведь был пастором для заблудшей советской интеллигенции, лишенной, собственной говоря, духовного стержня. Это были очень умные люди разных профессий: творческая и техническая интеллигенция. С хорошим образованием и кругозором, но далекие от ответов на вечные вопросы. Отец понимал, что с ними нужно разговаривать, как с младенцами, в смысле их христианского мировоззрения. Он говорил с ними о духовных ценностях. Но поверьте, что в кругу ученых-богословов отец общался совершенно иначе. Но всегда очень чутко и точно чувствовал аудиторию и блестяще работал с ней. 

 — Каждый нормальный человек задает себе вопрос: «Зачем я родился в этой жизни? Что я должен сделать?». Вы такой вопрос себе наверняка тоже задавали. А отцу задавали? Что он вам отвечал на эти искания своего «я»? 

 — Хорошо помню, как отец ответил на вопрос «В чем смысл жизни?». Он сказал: «Чтобы не стыдно было умереть». Я думаю, что эта фраза отвечает на многие вопросы. 

Полное интервью доступно по ссылке. 
Посмотреть оригинал статьи
137
Библиотека
Поделиться
Будь в курсе всех мероприятий!
Подписаться на рассылку
Присоединяйтесь
Дружите с Иностранкой